Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
(без темы)
travelbar
За стойкой сидит молодой человек; бармен. Пьёт перуанский «Писко. Напротив его места, на полке внутри бара, между посудой, лежит тысяча рублей. Это сдача с предыдущего заказа; дожидается своего хозяина, временно отошедшего.

Этот парень давно приходит к моей напарнице Алисе, за её счёт укрепляет самооценку, критикует, хвастается знаниями. Он учился у «лучших» и грешит тем, что пытается доказать всем свою состоятельность. Говорит громко, половина слов — клеше. Стыдно признаваться, но когда-то и я был таким же.

Не желая слушать его болтовню, пью кофе, смотрю в другую сторону. Алиса отошла на кухню, парень обратился ко мне:
— Брат! Ты мог бы приготовить «писко-сауэр»? Используй мой Писко, — он пододвигает стакан. — Тебе же знаком этот коктейль, брат?

Имеется ввиду производный коктейль от «виски-сауэр», где виски/сок лимона/сироп в пропорциях 5/3/2, белок яйца, пара капель биттера «ангостура» для горечи.

Сказал, что могу сделать и приготовил шейкер. Но чуваку надо было убедиться, что его просьба замечена и оценена. Он озвучил рецепт и добавил условий:
— Не забудь про белок, сделай риверс-шейк после основного и непременно «росчерк Пешо»!

Последнее словосочетание он повторил дважды, делая акцент на слове «росчерк». Это не барменский термин. Подозреваю, что парень формирует свой лексикон, посещая алкогольные мастерклассы, которых в Питере много; ведёт их кто угодно.

— Чё? — Не понял его просьбу. Он охотно объяснил, нажимая на слово «росчерк».

Расшифровка:
Риверс-шейк, это на самом деле «сухой шейк», используется в коктейлях с участием белка. Все компоненты смешиваются сначала безо льда, что бы взбить ещё тёплый белок. Потом обычный шейк, уже со льдом. Договорились на этом.

Пешо это разновидность биттера, хотя он и был в баре, я его не нашёл; виноват. Парень снисходительно согласился на Ангостуру, добавив пару капель которого, я сделал — росчерк Ангостуры.

Коктейль пришёлся по вкусу, в мой адрес посыпались комплименты. Вслед за этим мне пришлось узнать, что молодой человек даже бывал в Соединённых штатах и мой коктейль получился не хуже, чем там. Я долго мыл шейкер; пока не вернулась Алиса. Он вцепился в её уши расхваливая свои способности. Слышались такие слова: перуанский стиль... росчерк... у вас так хорошо...

Парень попросил счёт. Выкладывая деньги, он уронил сторублёвую купюру в бар. Перегнулся через стойку, что бы достать; это привлекло моё внимание. Так делать нельзя! Надо попросить бармена, но лезть в бар — нет! Любой бармен это знает. Вместе с сотней, он прихватил и ту тысячу, которая была там до его прихода.

— Дружок, — я подошёл к нему, — ты только что взял чужие деньги! Какого чёрта?!
— Так надо. — Слышу в ответ. — На это есть веская причина.
— У тебя нет такой причины, только если ты не вор. — Возвращаю тысячу на место. — Проваливай. Просто уходи.

Он произнёс множество слов, из которых стало ясно, что молодой человек решил преподнести мне урок. «Деньги должны быть в кассе, а не валяться по бару». Но именно этим деньгам место не в кассе; это известно мне и Алисе, но не ему. Посчитав, что объяснять это я не обязан, предложил чуваку убраться из бара. Алиса его доводы тоже не приняла, указала на дверь, но вежливо.

Выяснилось, что я бестолковый бармен, не знаю таких простых вещей как «росчерк Пешо» и риверс-шейк. Бар наш — так себе. Работаем как попало. Вряд ли этот парень вновь придёт. Меня это устроит.



?

Log in